Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Etilenn

Имени одного из первых вылетов на лайнере в сети текст

Recommended Posts

За окном сплошная низкая облачность и снегопад. Пара часов сна за эти сутки пошли скорее во вред, чем во благо. Вместо болезненно-обостренного внимания и галлюцинаций на периферии зрения, появились заторможенность и путанность мысли, невозможность на чем-то сосредоточиться. Приборы застыли в ожидании. Они ассоциируются у меня с музыкантами, ждущими взмаха палочки дирижёра. Сейчас я сделаю пару движений и они заиграют уже давно известное произведение, которое, тем не менее, каждый раз звучит по новому. На самом деле, это оркестр для четырех дирижёров, но так уж повелось, что я летаю один. Это требует особенного внимания и концентрации, потому, что мои музыканты сложны характером и не прощают грубых ошибок. Так что, сегодня я рискую вдвойне.

 

Помимо приборов в концерте примут участие живые люди. Одни проведут меня и полтора летящих со мной анона сквозь циклон домой, другие будут лететь сквозь него так же, как и я. Несколько щелчков, аккумуляторы-выпрямители включены, первый такт произведения. Голоса таких-же как и я одиноких пилотов присоединяются к постепенно разогревающемуся оркестру в кабине. Дирижёр-диспетчер диктует им свою мелодию, но пока она мне безразлична – музыка приборов сейчас важнее. Наконец, я вижу и слышу то, что нужно. За моей спиной, в полумраке большого пустого салона, сидят фигуры в халатах с пакетами на голове, мои пассажиры. Пора трогаться.

 

Вливаюсь в хор себе подобных, занимаю отведенное мне место и вяло тяну свою партию. Вокруг мерцают разноцветные огни рулежек, мачт освещения и проблесковых маяков, свет панорамных окон аэропорта скользит по приборной доске. Зеленые точки ведут меня к воротам в мир, живущий по другим правилам, в котором настроенная мной мелодия приборов в кабине должна играть без фальши и сбоев, переплетаясь с хором диспетчера, в чьем оркестре я рядовой исполнитель. Знаю, что будут ошибки, будет сложно, но пути назад уже нет. Передняя стойка шасси все быстрее стучит о стыки плит ВПП и я включаюсь в работу в небе. Другой дирижёр, другие задачи, другая стихия. Мелодия приборов ускоряется, голоса пилотов звучат напряженнее, позади остаются сияющие во мгле ворота, разделяющие небо и землю. Вокруг меня мрак и метание снега, пытаться что-то в нем разобрать бессмысленно и опасно, от взгляда за окно теряется ощущение пространства и уже не разобрать, летишь ли ты влево или вправо, вверх или вниз. Есть только игра стрелок и цифр, мой оркестр, которым я управляю и от которого полностью зависим.

 

post-89758-0-71315400-1453793835_thumb.jpg

 

Диспетчер хочет от меня странных вещей. На земле я готовился исполнять одну партию, но после взлета, когда оркестр требует особенно много внимания, он внезапно дает мне другую партитуру и я начинаю играть с листа. К этому я не готов. Крутясь, выполняя его команды, разрывая заторможенное внимание надвое, я потею и матерюсь. Смотрю наружу, и кажется, что самолет стремится вверх непозволительно быстро, предел по тангажу уже пройден. Все сжимается внутри, испарина выступает на лбу. Но за окном правды нет и я снова суетно окидываю взглядом янтарные стрелки. Оркестр фальшивит, звучат резкие ноты, предупреждающие об опасности. Понимаю, что прямо сейчас нужно сделать над собой усилие, выстроить свою мелодию правильно. Главное – не нервничать. Спокойнее, плавнее. Несколько движений штурвалом, РУДами исправляем режим и мой оркестр играет пристойнее. Это дает несколько дополнительных секунд, чтобы понять диспетчера. Мой голос в хоре пилотов снова находит свое место, напряжение отступает, но до того, чтобы оно ушло, ещё далеко.

 

Самолет потряхивает, стрелки продолжают плясать, но ровно настолько, насколько позволяет им моё руководство. Наконец, начинаю понимать, куда лечу, и что мне следует делать через несколько минут. Мысль начинает бежать впереди самолета. В темно-синей пелене появляются разрывы, сквозь которые видны звезды. Через минуту я выскакиваю из слоя облаков, оставляя позади снежные заряды, страх, неуверенность и коллег, которые ещё преодолевают стихию или же наоборот, готовятся нырнуть в неё с эшелона. Ещё  тысяча метров и останется позади противная болтанка. Идет набор заданной высоты, стрелка радиокомпаса показывает точно вперед, на первую точку моего маршрута, совпадая с текущим курсом. Всё з***ись, аноны позади что-то бормочут и ололокают. Я лечу домой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

У вас отличный канал, кстати. Рекомендую.

Share this post


Link to post
Share on other sites

У вас отличный канал, кстати. Рекомендую.

Спасибо! :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...